Что будет с ценой на нефть?

В мае 2016 года Саудовская Аравия увольняет своего легендарного министра нефти Али аль-Наими, занимавшего этот пост 21 год. Этот человек обладал исключительным влиянием в кругах ОПЕК, благодаря доминирующему положению СА и способности влиять на нефтяные цены.

Цена нефть брент в это время колебалась в районе 45-50 долларов.

За полтора года до этого цена на нефть начала свое стремительное падение со 115 долларов летом 2014 до 40 долларов в начале 2015 года. Все эти полтора года СА не предпринимала никаких значимых шагов для балансировки цены на более высоких уровнях, ожидая массового банкротства американских сланцевых производителей. Именно из-за сланцевого бума цена и рухнула. После банкротства сланцевиков, уровень добычи должен был упасть естественным путем и вернуть цены на прежние высокие уровни. 

Однако, сланцевики упорно не собирались уходить с рынка, а при выходе цены на уровень более 50 долларов за баррель так вообще еще и наращивали добычу.

Даже повторное падение цены уже на уровень 27 долларов принципиально не изменило ситуацию.

Стратегия СА с треском проваливалась. Приблизительно в это же время саудовский наследный принц Мухаммед бен Сальман Аль Сауд подписывает указ о начале программы широкомасштабной социально-экономической модернизации своей страны Vision-2030. В соответствии с программой к 2030 году в стране должно вырабатываться 200 гигаватт солнечной электроэнергии (приблизительно столько сегодня вся солнечная электрогенерация планеты), а первые запущенные солнечные электростанции уже в 2019 году на 3 и 4,2 гигаватта должны стать крупнейшими в мире.

Таким образом, сегодня уже слишком очевидно, что саудиты отказались от идеи держать низкими ценами на нефть, чтобы выиграть конкуренцию и вытеснить с рынка более низкорентабельных сланцевых производителей. Более того, очень похоже на то, что саудиты уже считают нефть если не вчерашним днем, то точно – не завтрашним и сейчас озабочены только тем, чтобы выиграть время — сохранить относительно  высокие средние цены на нефть, чтобы выгоднее продать часть крупнейшей нефтяной компании Сауди Арамко и успеть создать инфраструктуру солнечной электроэнергетики.

У арабов для решения этой цели нашелся замечательный партнер в лице России, вместе с которой был организован картельный договор «ОПЕК-внеОПЕК» для сокращения добычи нефти, с тем чтобы поддержать цену.

В середине 2016 года средняя цена на нефть была 45-50 долларов, в 2018 году – уже около 70. Для достижения этой цели, сокращение добычи составило изначально 1 млн. 800 тысяч баррелей в сутки, позднее – 1 млн. 200 тысяч. Это очень важные цифры. Сегодня в мире добывается около 100 млн. баррелей нефти в день. Таким образом, мы знаем, что снижение предложения на 1-2% двигает цену на нефть на 25 $.

Главную опасность для нефтяного рынка представляет быстро растущая сфера электромобилей. По итогам 2018 года в мире продажи чистых электромобилей составили около 1%, электромобили плюс гибриды – 2%.

Вроде бы немного, но давайте посмотрим динамику роста продаж. А она просто убийственна: последние 6-7 лет рост продаж ЭМ от года к году составляет в среднем 50%. Если эта геометрическая прогрессия сохраниться еще хотя бы 4 года, то в 2023 году уже каждый десятый проданный автомобиль будет электро или гибридом.

Что это означает?! Да все просто – продажи электромобилей – это вытесненный спрос на бензин. Мы знаем, что около 70% нефти идет на производство бензина, то есть 70 млн. баррелей в день. Приблизительно 50 млн. баррелей – это легковые авто. А 10% электромобилей в 2023 году – это минус 10% потребление бензина, то есть минус 5 млн. баррелей в день.

Помня как картельный сговор (минус 1,8-1,2 млн. баррелей) повлиял на цену нефти (-25$), мы может смело ждать к 2023 году окончательный и бесповоротное падение цены на нефть так низко, что даже предполагать эти цифры страшновато. Считается, что себестоимость добычи по разным регионам 10-30 долларов. Вот где-то там  и стоит ждать цену.

Скорее всего это случится раньше на год или два. Во-первых, рынок начинает отыгрывать такие глобальные события заранее. Во-вторых, 50% годовой прирост ЭМ может ускориться и получить вид экспоненты, так как ведущие мировые автопроизводители только начинают встраиваться в этот новый сегмент рынка. Например, на 2019 год запланировано начало выпуска множества новых моделей электрокаров, в том числе и у баварской тройки.

Что может предотвратить этот сценарий??

Уже хорошо известно, что рост количества электромобилей в 5-10 раз не потребует какого-то значительного роста электрогенерации (в пределах 1-1,5%).

Существует техническое мнение, что в какой-то момент локальные сетевые проблемы с электрогенерацией по мере увеличения количества электромобилей приведут к принятию законодательных ограничений или пошлин на электромобили и т.о. снижению динамики прироста числа электрокаров. Однако данное мнение не выдерживает критики. Сегодня одним из главных регионов роста рынка является Китай, который субсидирует для своих граждан покупку ЭМ. Главной причиной такой политики является плохая экологическая ситуация в Китае, крупные города поднебесной в смоге.  Вряд ли Китай затеял эту революцию в мире автопроизводителей ради того, чтобы пересадить на «электрички» 1% своего населения, просто потому, что это никак не повлияет на местную экологию. Если уж потомки Конфуция это все затеяли, то им очевидно нужны более солидные результаты.

То же самое и Европа. В Норвегии уже 40% автомобилей – чистые электро и что-то не слышно о глобальных проблемах с местной электрогенерацией. А это не 10%, которые точно забьют цены на нефть под плинтус, а 40%!

265
Добавить комментарий